Category: общество

Социальная справедливость в России

Россия – социальное государство. И вовсе не потому, что социальные гарантии не сопоставимы с производительностью труда. И граждане недовольны положением дел в этой сфере не только  от того, что их не удовлетворяет уровень медицинского обеспечения, уровень пенсий и других социальных льгот.

Россия социальное государство по двум причинам. Первая – вековое наследие православия, пресловутая «общинность», второе – наследие социализма, когда все равны и каждый – друг, товарищ и брат. Однако, даже при социализме подлинного равноправия  не наблюдалось, даже при равенстве пенсий профессора и рабочего, когда потолок был установлен в 120 руб.+10% за выслугу лет, итого  132 руб. Замечу, что стипендия в высших учебных заведениях составляла 35-40 руб., а билет из Москвы до Ленинграда  5,5-7 руб., место в общежитии  - 1,5 руб.  в месяц!

Показательна политика подачи новостей на круглосуточном канале России «Вести-24». Который день они начинаются с событий в Греции, где недовольные граждане устраивают варварские погромы и поджоги в борьбе «за справедливость», а полиция – палками отбивается от нападающих, применяя максимум слезоточивые газы. Отмечу, что Греция – православная страна… К сожалению, не я это отметил, страны с  православной религией наиболее трудно осуществляют реформы: Россия, Югославия, Греция.

На днях  патриарх Кирилл выступал перед своей паствой – архиепископами, настоятелями монастырей и произнёс загадочную фразу: «Я призываю вас – стройте новые храмы, привлекайте новых прихожан, ибо сейчас благодатное время для этого, но всё может в одночасье  измениться…». Что имел в виду патриарх, для меня осталось беспокойной загадкой, а он много чего знает и недоговаривает…

Но вернёмся к проблемам справедливости в России. Справедливости в социальном смысле не было никогда, только расслоение было в меньших масштабах. Если сосед играл на гармошке виртуозно и красиво – все восхищались,  и ни у кого не возникало мысли гнобить его по этой причине. Но если сосед выращивал после работы на участке около дома ранние помидоры или ягоды в теплице, возил продавать их в Москву  и имел цинковую крышу – «кулак», «спекулянт», «торгаш» - эпитеты, которые и до настоящего времени можно услышать в популистских выступлениях руководителей всех уровней.

В советские годы несправедливость заключалась в отсутствии равного доступа к товарам. Поэтому одни покупали по государственным ценам машины, мебель, даже подписку на собрания сочинений,  другие – если не имели возможность привезти это же из Москвы, покупали всё то же, но  втридорога на рынке. То есть равная системы оплаты труда и пенсионного обеспечения не гарантировали справедливого равенства. Отсутствие эквивалентной денежной оценки труда – главная проблема тех лет. Отсюда и последующие ошибки. Сейчас стало модно говорить об уровне оплаты профессоров – на уровне слесаря 4 разряда. А в конце 80-ых годов, ещё в СССР, когда начались процессы подготовки к приватизации, а граждане даже и не догадывались об этом, началось «засекречивание» зарплат». Если раньше кассир выдавал её по ведомости, где наряду со слесарем был и начальник цеха, то в 90- годы это прекратилось, ведомости были разделены и под лозунг «некрасиво считать деньги в чужих карманах», началось колоссальное расслоение, причём совершенно необоснованное  с точки зрения экономического функционирования предприятий. А чего прятать   «честно заработанное»? Появляется ещё один лозунг: «Вы хотите навести на него грабителей»?  На предприятиях, где администрация – наёмная и не является владельцем акций предприятия – все должно быть предано гласности. Никто не упрекнёт человека, который всё отдаёт производству в высоких заработках, тем более закреплённых коллективным договором, который должен отражать в том числе и вознаграждения руководителей. Не случайно все наши открытые акционерные общества не выплачивают дивидендов своим акционерам: руководители и так вознаграждают себя с молчаливого согласия «независимых профсоюзов», а результаты экономической деятельности предприятия – скромны и не соответствуют поощрениям руководителей. То же происходит в банках, да и госструктурах тоже .

Социальная политика государства должна быть направлена не только на поддержку «слабых», но и предать гласности несправедливые доходы «сильных».

Следует ввести не «среднюю зарплату в промышленности по региону», относительно которой В, Путин предлагает вести оценку работы профессоров, а ввести на всех предприятиях, госструктурах, открытых акционерных обществах ограничение соотношения 5% высокооплачиваемых к 5% низкооплачиваемых, например.  коэффициентом 5. Сегодня по разным источникам это коэффициент достигает 40, что совершенно недопустимо. На частных предприятиях отношения другие. Там наёмный работник сам определяет достаточность оплаты труда, заключая индивидуальный контракт, а руководитель, если он настоящий предприниматель, прибыль вкладывает в развитие производства, подготовку кадров, начиная со студенческой скамьи и т.д.

Первый вопрос социальной справедливости – справедливая оплата труда и равные возможности доступа к рабочим местам. В госучреждениях – это открытые конкурсы, которые были провозглашены в лукаво поливаемые нынче девяностые годы, но потом тихо забытые в прославляемые 2000-е.  Они  заменены  «социальными лифтами»  для избранных - дикой семейственностью во всех  структурах.  Спрос на квалифицированную рабочую силу – заставляет предпринимателей вводить «социальную защищённость» внутри предприятия: белую зарплату, оплату больничных, бесплатные обеды и т.д.

Оплата труда профессорско-преподавательского состава.  В. Путин предлагает ввести привязку окладов профессоров к средней оплате по региону. То есть профессор, доктор наук в Москве будет получать в 2-3 раза больше, чем его коллега в филиале того  же вуза в Рязани, Смоленске или Калуге.  И это наш премьер называет «справедливостью»? В одном могу согласиться: это может относиться к  «кандидатам экономических наук», которые защитили «диссертации» после 2000 года. Огромный поток псевдонаучных работ в этой области поразил  всё наше чиновничество. Им вообще надо отменить надбавки за научную степень, так как к науке их «работы» никакого отношения не имеют

 Но это не относится к тем, кто призван готовить высококлассных специалистов. Профессор в Москве, Иркутске,  Калуге должен получать вознаграждение, соответствующее его званию и должности по государственной шкале, а не региональной , иначе мы никогда не начнём готовить высококлассных специалистов в региональных вузах, имеющих хорошую историю и научные традиции. Если мы начнём привязывать зарпплату  профессоров к региону – это первый шаг распада Росси на отдельные регионы, сначала экономически, а затем и политически. Допустить этого нельзя.

В. Путин озаботился плохой работой «социальных лифтов», начиная с выпускников вузов.  Странный термин –«социальные лифты», внедрённый в официозное обращение в чиновничество, который заменяет более правильный и привычный – карьерный рост, камуфлирует процессы, которые заменили подбор кадров на основе конкурсов.  Вся ущербность социальных лифтов по привлечению молодёжи в органы власти хорошо отразилась во вскрытой переписке руководителя Росмолодёжи со своими структурами и кадрами.

«Социальный лифт» возможен только в отношении людей, которые ограничены в своих возможностях, то есть инвалидов. Им нужна социальная помощь. В учёбе. В устройстве на работу. В карьерном росте. В передвижении по стране, например,  для участия в научных конференциях. Когда молодой выпускник, имеющий по определённым  причинам  доступ к работе в администрации, пользуется так называемым «социальным лифтом» - попадает на руководящую должность, к которой совершенно не готов, включается в перечень «кадрового резерва», а остальные выпускники и студенты в качестве массовки «играют» в так называемое «молодёжное правительство»,  это должно называться по-другому.  

Наконец, самая главная несправедливость, о которой В. Путин не сказал ни слова и которая, на мой взгляд, самая опасная для страны – это отсутствие равного доступа к высшему образованию.  В советские годы все прекрасно понимали, что лучшие научные кадры сосредоточились в Москве, Киеве, Минске и т.д. Поэтому со всей страны выпускники школ, те,  кто чувствовал силы, ехали поступать в столичные вузы. Были высокие конкурсы. Выпускались классные специалисты, которые дорабатывают свой срок, и на созданном ими заделе ещё работают предприятия. Например, в 1957 году в группе, которая поступала в МЭИ,  были москвичи, рязанцы, омичи, ташкентцы, уфимцы,  ленинградцы, сыктывкарцы,  архангелогородцы.  Все, кто поступил, даже на одну стипендию могли жить и ездить домой на каникулы. Сегодня это невозможно. Огромный вред образованию нанесли преобразования в средней и высшей школе.  Ещё больший вред подготовке специалистов наносит социальное неравенство выпускников школ в вопросах продолжения образования. Если мы готовы плодить и дальше бездарей инженеров и врачей, к которым страшно идти на приём, мы должны сохранить существующую «систему». Если мы хотим готовить высококлассных специалистов, мы должны дать возможность выпускнику любой школы России поступать в вуз по его желанию. Для бюджета это будет небольшая нагрузка – обеспечить льготный проезд к месту поступления.  Но этого мало. Выпускник должен быть убеждён, что в случае   поступления, он будет обеспечен бесплатным общежитием, стипендией, позволяющей жить и навещать родителей у каникулы.  Одновременно надо прекратить практику создания «вузов», «филиалов», «академий» в регионах под номенклатуру , потерявшую работу после 1991 года, и готовящих бесчисленное число «специалистов» для местных властей: экономистов, юристов и менеджеров по туризму, споту, культуре и госуправлению.  Мне,  например, смешно видеть объявления в вагонах метро – «академия», «диплом государственного образца», «гарантия трудоустройства в госучреждения»… В этом причина низкой квалификации кадров  в образовании и медицине,  мотивация – на втором месте.

Оплата труда бюджетников, выстраиваемая от  «результатов труда»  - тоже лукавство. Как оценить труд чиновника департамента экономики, который ежегодно готовит прогноз развития региона в заданных параметрах максимума и минимума роста инфляции? В Москве и на Камчатке? Так, чтобы было справедливо? Ответ прост – оклад по единому штатному расписанию + доплаты на суровость местных условий.

Другое дело – количество этих чиновников. Насколько целесообразно их число и то чем они занимаются? Без рационализации системы управления в условиях рыночной экономики и подлинной демократии эту задачу административными методами решить невозможно. В конце 80-ых годов знаменитый публицист-экономист из «Комсомольской правды»  Василий  Селюнин публиковал глубокие обзоры по событиям в стране. В одной из статей он писал: «Давайте на один год отлучим чиновников от управления и сохраним им зарплату. Страна почувствует?» Ответ на вопрос очевиден. Только никто не решается его произнести в преддверии президентских выборов. Ибо основная задача нынешнего чиновничества – сохранить «систему» и защитить её от «оранжевой заразы» недовольных, « управляемых из Госдепа». Такую точку зрения высказывает главный идеолог  и организатор митингов в защиту «честных выборов»  и В.В. Путина Кургинян, готовый вывести на улицы «миллионы».  Как в Греции.

Главная задача государства в части социальной справедливости – обеспечить равный доступ к образованию, здравоохранению, гарантировать пенсионное обеспечение по единому закону в зависимости от трудового стажа и уровня оплаты труда,  доступ по конкурсу на вакантные должности в государственных учреждениях, оказать максимальную поддержку инвалидам, обеспечить доступ всех граждан к политической деятельности в стране. Начать борьбу с коррупцией, которая начнётся с гласности  в расходах всех лиц, занятых на госслужбе и открытых акционерных обществах. Тогда в стране начнётся сокращение числа бедных, повысится рождаемость, и люди прекратят ходить на митинги, так как недовольство резко сократится.