September 5th, 2010

Тяп-ляп «Вести». Из пролого о современном

90% населения страны не читает «центральной» прессы. А если изредка читают, то региональную прессу. Её читают основная масса чиновников и деловых людей региона. Калужскую газету «Весть» не покупаю давно. А тут меня разобрало. Дай, думаю, почитаю в дороге, может, что-то изменилось к лучшему, хотя основную журналистскую силу газеты знаю по публикациям 20-10 летней давности очень хорошо.
И вот в руках «Вести» - толстушка за 02.09.2010 г.
Чтобы объяснить заголовок читающим эту заметку, приведу 2 цитаты.
На стр.9 в редакционной статье «И встанет монумент»: «Среди памятных дат сентября отметим три: 2-го день окончания второй мировой войны [только что по вертикали объявили о новой памятной дате –авт.], 17-го день рождения К.Э. Циолковского и 15-го – день его смерти».
А на стр. 24 в «Хронографе»: «19 сентября 1935 года скончался Константин Эдуардович Циолковский, великий русский учёный…»
Циолковский – знамя Калуги. Этот «ляп» говорит о многом.
Далее с интересом стал читать некоторые статьи и снова, как и 13 лет назад, могу сказать: Не нашёл читать что в «Вести» я, подписался на «Известия». Правда, сегодня и «Известия» вычеркнул из списка. О причинах напишу в конце заметок.
Остановлюсь на 3 публикациях в «толстушке».
«Настроение недели» создаёт читателям Анри Амбарцумян, озаглавив своё эссэ ««Волки» и «овцы»». Старый симптом: полное непризнание рыночных отношений: «Ведь ещё в начале года, после принятия закона о торговле, много писалось и говорилось, что теперь, мол, у государства появилась возможность регулировать цены. Но как мы видим, этого не происходит и нас по-прежнему уверяют, что «рынок всё отрегулирует». В это А. Амбарцумян верит с трудом, и не уточняет, кто «уверяет», кто «писал и говорил». Речь идёт о цене на бензин. «Если в СССР доходы от нефти получало всё население…», пишет Анри, который так и не излечился от привычки, мягко говоря, вешать информационную лапшу на уши молодого поколения. Подскажи, Анри, на какой мой счёт переводились «доходы»…
То, что в Калуге пребывают одной ногой в СССР, говорит и ещё одна статья –воспоминание В. Боева, который в 1983 году был помощником первого секретаря обкома КПСС А.А. Кандрёнкова, который с 1961 г. по 1983 год «правил» областью. Из статьи напрашиваются интересные аналогии.
Вот некоторые.
А.А. Кандрёнков «закончил сначала сельскохозяйственный техникум, затем Московскую ветеринарную академию, получил степень кандидата экономических наук. Так что подкован был основательно». Оговорка принципиальная, именно «получил»(!), а не «защитил».
Нынешний губернатор, закончил институт механизации сельского хозяйства и «получил» степень доктора экономических наук.
«А то, что был Кандрёнков хитрым лисом, знали многие. Какие только просители не донимали его – и столичные, и местные, и всем надо было угодить! Кому дачу, кому чин, кому шерсти клок с овчин…»
Что изменилось за последние 20 лет? Мало, точнее, в этом плане - ничего.
В.Боев много приводит примеров, что сделал А.А. Кандрёнков: электричку пустил, Правобережье заложил, и даже « принял Калугу деревянной, а сделал космической». Ну прямо как Черчилль о Сталине! А сельское хозяйство – поднял на небывалую высоту: десятки колхозов-маяков – будущие агрогорода, сельскую молодёжь учили за счёт колхозов и совхозов. У крестьянских изб появились автомобили(!), а в избах – добротная мебель. Прямо как в сказке, так как не было этого. Но не пишет В.Боев, что после строительства Правобережья, которое разрешили строить после «справки» о свободной рабочей силе в Калуге, так называемая «шефская помощь» разрушала не только колхозы, но и промышленность. Пишу как участник, с 1964 года и по 1989 год каждый год проводил в Бабынинском районе от двух недель до месяца. В 1983 году в совхозе уже не было ни одного комбайнёра, на них работали конструктора. Зимой ездили на заготовку «веточного корма» для скота…
Теперь снова начинают намекать «о пользе смычки промышленных предприятий и колхозов, - пардон! – «коллективных сельхозпредприятий». Одним словом, полным ходом идём на те же грабли.
Ещё одна статья привлекла внимание: «Как Москва выходила из тени» В. Короткова, который открывает неизвестную главу Калужского региона, который входил в «объятья Романа Брянского» в 13 веке.
Если просеять статью и выделить основную линию повествования, то смысл сводится к следующему. Москва – так себе, провинция, в городском быту царила серость…А гораздо более важным регионом являлся – не калужский, но родственный – тверской. И ещё один посыл: «Ценой издержек полувоенного быта и, возможно, внешнеэкономических лишений потомкам Михаила Черниговского удалось сохранить стабильность. А что тогда могло быть дороже?» - восклицает автор, и ждёт продолжения: догадайтесь! – и сегодня – тоже…
А сегодня? Москва – источник либеральных выкрутас, которые расшевелили «калужскую патриархальность». Вот такая ностальгия о прошлом всего в одном номере «Вести».
В заключение открою секрет, почему я отказался от «Известий». Газета – это коллектив журналистов, талантливых и не очень. Но не этот критерий главный. Журналистов я делю на искренних и неискренних, если не употреблять более грубой оценки, на честных и лукавых, пишущих для «начальника», для работодателя и т.д. До 1993 года «Известия» была очень читаемой и интересной газетой. С приходом Путина, когда начались негласные гонения на СМИ и ТВ, все талантливые журналисты, которые не могли писать для «начальника», сегодня вынуждены уйти в Интернет – подполье. «Известия» перестали публиковать письма читателей, стали появляться безобразные заказные статьи.
Искренний журналист, даже если его взгляды не совпадают с моими, заслуживает только уважения, так как он готов открыто – публично! – отстаивать свои убеждения. Сегодня мало газет, в которых работают искренние журналисты. В Калуге была одна – «Деловая провинция», но её постигла участь перемен, инициированных властью после 2000 года. – она исчезла…