July 4th, 2010

О "фальсификации" истории

События в Калуге: Как «демократы» захватывали власть. Свидетельства очевидца и «участника».
И что из этого вышло

Время бежит неумолимо. Уходят очевидцы и участники событий. Вспоминаю, как в 1959 году отец, будучи проездом в Москве, потащил меня, студента, к другу в Столешников переулок. Я шёл с неохотой – летний жаркий день, а я вынужден слушать воспоминания стариков. И только теперь понимаю, какую возможность я упустил, а друг отца работал, как оказалось, в редакции журнала «Зарубежная литература», и он точно мог прояснить ситуацию с авторством «Тихого Дона», которая меня захватила в 90-ых годах… Через 10 лет в 1969 г. отца не стало.
События моей жизни пришлись на удивительные времена: шестидесятники, участник съёмок фильма «Застава Ильича» в Большом актовом зале МЭИ, зритель знаменитой выставки «25 лет МОСХ» в Манеже, расцвет инженерии в 60-70 годах, потом застой и стагнация, работа 32 года на предприятии, куда был направлен по распределению, семья, дети, диссертация, главный конструктор по специализации.
На заводе в Калуге, где я работал, меня много раз звали в КПСС, так как подходил по всем показателям: начинал трудовой путь после школы учеником слесаря, слесарем, через год – поступление в МЭИ.
В 1968 году во время последней встречи с отцом в августе, когда советские войска вошли в Чехословакию, отец вдруг говорит: «В партию не вступай». Это сказал член КПСС с 26 года, - ленинского призыва, (в то время кандидатский стаж был 2 года и не входил в общий стаж), а через полгода его не стало. И я соблюдал этот наказ до 1978 года. Об этом позже.
Бытиё и сознание
«Бытие определяет сознание». Эту фразу нам вкладывали в голову преподаватели философии и истории КПСС. Однако она не отвечает своему прямому содержанию. Например, в 70-е годы вся страна следила за репортажами «Комсомольской правды» о бытии семьи староверов Лыковых, которые с 20-ых годов не имели никаких контактов с внешним миром: ни радио, ни телевидения, ни встреч с охотниками и т.д. Их сознание осталось незамутнённым. Бытие семьи Лыковых мало чем отличалось от бытия колхозников Архангельской области, героев повестей и рассказов Фёдора Абрамова. А их сознание было совершенно другое, о чём Ф.Абрамов описал в своих произведениях.
Что касается «бытия» - вопросов нет. Это – атмосфера в обществе, в которое погружены герои или мы вместе взятые, законодательство, власти, и т.д. «Сознание» же – это более сложная категория. Философы и политики вкладывают в это понятие некую двусмысленность: это позволяет им манипулировать «сознанием». Человек спит – он находится в бессознательном состоянии. Человек бодрствует – он способен оценивать окружающую среду и принимать адекватные решения, направленные на сохранение его как индивида. В общественном смысле «сознание» - адекватная оценка окружающей среды и способность принять решения по развитию или её изменению в целях укрепления и улучшения окружающей среды для максимального удовлетворения потребностей общества в целом.
В философском плане, если сбросить с этих понятий политическую шелуху, то известный афоризм должен быть сформулирован следующим образом: «Информированность определяет мировоззрение, а мировоззрение определяет массовое сознание». Это было во все эпохи, а в наш век информации и коммуникабельности это определение приобретает особую глубину и ясность.
Совершенно очевидно, что «народные массы» как движущая сила революции к моменту свершения обрела мировоззрение, которое не могло привести к иному развитию событий, кроме как к тем, которые произошли в 1917 году.
В период 32-37 гг. не могло быть иной оценки деятельности «шпионов иностранных разведок и перерожденцев», которую искренне дало общество тех лет.
Вспоминаю, какое чувство мы, студенты, испытали в 1962 году, когда в журнале «За рубежом» прочли полностью опубликованную речь президента США Джона Кенэди. Оказалось, что это не «ястреб», который спит и видит как сокрушить СССР, а человек, заботящийся, прежде всего, о благополучии своего народа, и речь которого отличалась своей простотой и доходчивостью, без налёта «величия» руководителя сверхдержавы.
Ярчайшим примером связи информации и мировоззрения служат китайские хунвэйбины, студенческая молодёжь, которая в 70-ых годах «громила» преподавателей вузов и отправляла их на перевоспитание в деревню, ибо так сказал Мао.
Теперь понимаешь, кто такие диссиденты: это люди, которые имели, кроме официальных, другие источники информации, они могли делать выводы с учётом более полной картины событий, что противоречило «основополагающим государственным взглядам».
И грустный пример справедливости определения в последнее время – «Наши», «Молодая гвардия», которые воспитываются на информационных программах, чуть не сказал – советского, телевидения. Поэтому честные и заслуживающие уважения люди ходят оплёванными при молчаливом попустительстве официальных СМИ, я такими считаю государственные каналы ТВ, лояльные газеты, отзывы о них официальных лиц.
Правда, в наше время не надо напрягаться и слушать иностранное радио сквозь шум глушилок: в Интернете есть всё. Но разобраться, что есть что без информационного обеспечения молодым умам невозможно. Недавно меня «просвещал» один неокрепший ум относительно «академии меганаук», и попытка объяснить, что это коммерческий проект по распространению сомнительных знаний, не привела к успеху, настолько он погрузился в «информационную» среду профанаций о науке. Таких примеров много и в технике, и в экономике, когда сомнительные устройств и графоманские диссертации по экономике выдают чуть ли не за «нобелевский прорыв». Но это – отдельная тема, и её здесь касаться не будем.
Информация и перестройка
В 1985 году, когда казалось, что всё идёт как и должно идти, когда весь советский народ трудился над выполнением планов партии и Правительства, я это говорю без ложного пафоса, ибо выполнение любого плана на любом предприятии было «вплетено» в выполнение плана очередного съезда КПСС, вдруг обнаружилось, что всё идёт не совсем так, как намечалось.
Оказалось, что необходима перестройка общества и сознания, и для этой цели расширилось информирование общества. Все современники помнят, как Горбачёв давал пространное интервью французскому телевидению, и как он умело, отвлекаясь от основной мысли, уходил в сторону, что-то объяснял и возвращался к незаконченной фразе – это было потрясающим. Это было не «сисики-масисики» предшественника. Конечно, он завоёвывал симпатии прогрессивной части общества, которое не было информировано об истинных планах и целях перестройки.
Тогда ещё никто и не мог предположить, чем всё кончится. Но один эпизод позволю вспомнить. Привёз из Москвы книжку М.С. Горбачёва «Перестройка для нас и для всего мира». Прочёл – набор свежих идей и мыслей. Мой зам Валентин Тимофеевич Нехитров, который на 8 лет старше меня, беспартийный, человек железных правил и консервативных взглядов попросил её почитать. После прочтения он произнёс фразу, которую я оценил лишь много лет спустя: «Болтовня! Он не дал определения, что такое – «перестройка». Пустота». То есть он уже тогда узрел – никакого плана и последовательности его реализации не существует.
Тем не менее, перестройка всколыхнула всю страну. Если Москва и другие крупные города зажили другой жизнью, появились политические партии, как оказалось, однодневки, журнал «Молодой коммунист», отвечая на выпады иностранных корреспондентов сообщал, что в СССР действует партия «Демократический союз», штаб-квартира которого находилась в Париже, и самый известный член Демсоюза, которого постоянно забирали с митингов в Москве в машины милиции – Валерия Новодворская, то и в Калуге появилась «неофициальная» общественная жизнь.
По всей стране набирала силу общественная организация «Демократическая Россия». Вспоминаю, как в 1989 году на первом канале ТВ за круглом столе председатель Верховного Совета А. Лукьянов собрал круглый стол всех политических сил: анархистов, кадетов, Союза офицеров, даже никому неизвестную Либерально-демократическую партию, председатель которой, как выученный урок, доложил о программных установках, но «Демократическую Россию» за этот стол не пригласили…
Узнаю, что в Калуге функционирует ячейка «Демроссии».
Здесь надо сделать отступление. В 1978 году на заводе состоялся партком, на котором рассматривался вопрос, почему новая машина не получилась в части обеспечения некоторых требуемых характеристик. Создание машины длилось более 8 лет, затраты - колоссальные. Партком – закрытый. А в резолюции обвинили продукцию нашего отдела, которая не обеспечила требуемых характеристик всей машины. Естественно, что далее так не должно было быть, и я дал согласие на вступление в партию. Позже один «доброжелатель» писал в местной газете: партия дала ему всё: квартиру, диссертацию дала возможность защитить, а он, неблагодарный… Так вот, диссертацию я защитил в 1976 году, тогда же и был назначен главным конструктором по специальности.
Естественно, когда начались события после 1985 года, многие поддержали «прогрессистов»: у нас была ячейка в городе – клуб членов КПСС за «Демплатформу в КПСС».
Когда я узнал о ячейке «Демросии» и Калуге, я посетил их заседание, которое проходило в подвале ресторана «ОКА». Руководил ячейкой студент А.Васильев. Они шлифовали формулировки устава организации. Не смотря на настороженность, мне удалось установить контакт и оградить устав от некоторых резких формулировок. На одно из заседаний приехал на спортивном велосипеде некто Мешков, который пытался внести некоторый диссонанс в работу. Кого он представлял, не знаю.
Но некоторое время спустя в областной партийной газете «Знамя» появилась «разоблачительная» статья о роли Мешкова в свёртывании прогрессивных явлений в перестройке общества, которая заканчивалась примерно так: слава Богу, он эмигрировал в Америку по политическим мотивам.
Надо отметить, что ещё долго в местной прессе появлялись репортажи из Америки за подписью «Счастливый», причём с изрядной ложкой дёгтя о жизни в Америке.
В 1988 году в Калуге проходили выборы в Верховный Совет СССР. На соседнем заводе коллектив поддержал молодого инженера, беспартийного А. Решетникова. В противовес ему партийные организации выдвинули молодого рабочего- строителя В. Семеса. Всё было настолько вновь: реальная альтернатива, встречи с избирателями, на которые люди шли не по разнарядке, а из интереса и.т.д. Если Семеса возили из клуба в клуб на горкомовской «Волге», то Решетников бегал пешком и на общественном транспорте. Естественно Семес выборы проиграл.
В это же время в Калуге на все собрания приходила группа из 5 человек во главе с женщиной (фамилию не помню) и устраивала шумные сцены, направленные против КПСС. Эта была группа «Демсоюза», которая, как оказалось, «затаилась» и Калуге, а теперь вышла на свет.
Но самая интересная загадка, которую трудно разгадать: в помощниках у депутата Верховного Совета Решетникова в Калуге работала та самая женщина, руководитель калужского «Демсоюза»… Позже она «эмигрировала» в Москву. Мне сдаётся, что она своё поручение выполнила.
Спустя много лет, это становится ясным и понятным, а в те годы как то не просматривалось.
В эти же годы, а я никогда не тяготел к «общественной работе», меня избирают от завода именно за мои публично высказываемые взгляды членом горкома КПСС. Вспоминаю, как в 1991 году на заседании секретарь горкома по идеологии В.Алюков сообщает: муки в городе осталось на неделю. А в это время об этом пишут «Известия», что во многих городах мукомольные заводы, как по команде остановились на реконструкцию… Процесс кем-то «регулировался» по всей стране.
Наша ячейка продолжала заседать в здании Московского райкома г. Калуги. В это время проходят повсеместно пленумы обкомов, горкомов, райкомов, Горбачёв обновляет свою элиту.
Не обошло это стороной и Калугу. В мае 1991 г. состоялся пленум обкома, на котором первым секретарём был избран В.В. Сударенков (ныне – член Совета Федерации от Калужской области), секретарём по идеологии – Т.Г. Розанова (ныне – в департаменте экономики Калужской области). Секретарём Московского райкома избран В.Ф. Сафронов (ныне – представитель президента в Калужской области). Нашу ячейку «попросили» переместиться из райкома в Дом политпросвещения (при Ельцине – Народный дом). Мы с одним нашим товарищем – Е.П. Мальцевым поехали в директору Иванову (ныне – председатель Городской Думы). Он говорит: «Я сам сочувствую Демполатформе, но вас могу пустить, если мой начальник разрешит» - «Кто?» - Розанова Т.Г., она – к.э.н., человек прогрессивный, так что, думаю разрешит. На собрании наша группа решает: Она –к.э.н., ты – к.т.н., вот и договоритесь. (Продолжение следует).